Федор Бондарчук рассказал о кино итогах 2012 года

22 декабря 2012

Федор Бондарчук, один из главных ньюсмейкеров этого года рассказал об успехе ДУХLESS и о насущных киноиндустриальных проблемах в целом.

- Сейчас, когда ДУХLESS заработал в прокате 415 миллионов рублей и стал самым кассовым российским фильмом года, в чем вы видите главные причины успеха картины?

Составляющих несколько.

- Первое, что бы кто ни говорил, – это Минаев. «Духless» – бестселлер шестилетней давности. Здесь есть плюсы и минусы – любой знак, если он активно заряжен, все равно всегда в пользу. Плюс – это те, кому нравится книга, минус – кто, ерничая, думает: «Интересно посмотреть, но, по-моему, это уже мертворожденный ребенок – время прошло, книга и герой устарели, но все равно схожу посмотрю...» Эти плюс и минус активны, то есть и те, и другие могут купить билет. Только одни – чтобы посмотреть с интересом, а другие – посмотреть и поглумиться. Дальше вопрос, каким будет «сарафан». В нашем случае минус ушел с хорошей реакцией.

- Второе – работа, работа и работа. Мы занимались этим проектом 24 часа в сутки. Когда фильм попал к нам на студию, было снято процентов 15 экранного времени. Мы посмотрели первую сборку – минут 20 или полчаса, из которых пересняли один большой эпизод. Взявшись за проект, начали работать над сценарием по новой. С одной стороны, пролонгация для художника – это плохо, а еще если в будущем нет никакой перспективы, то это и депрессия, и разочарование, и все ужасы незаконченного проекта.


- С другой – когда ты понимаешь, что снова в запуске, есть возможность проанализировать то, что сделал, выдохнуть, посмотреть и разобрать уже смонтированное. То, что Минаев говорит, будто фильм лучше, чем книга, а зрители констатируют, что все-таки мы адаптировали роман к сегодняшнему дню и что Максим – герой нашего времени, это заслуга продюсеров и режиссера, который работал над сценарием, а потом – над монтажом. Роман Прыгунов начинал в нашей студии. «Арт Пикчерс» зарождалась вместе с Ромой. Мы изначально знали, на что он способен – он в нашей системе координат.

- И третье – то, что я называю интернет-проект. Тот позитивный «сарафан», который у нас был, мы усилили через соцсети – мы говорим о PR, «вирусах» и тому подобном. ДУХLESS – живой пример интернет-продвижения. Не прямой рекламы, а более сложной – интернет-обсуждения, интернет-дискуссий. Ведь в кино у нас все якобы разбираются лучше, чем мы, и снимать все могут лучше, чем мы, и монтировать, и музыку писать лучше. Вот вам, пожалуйста, фильм – можете обсудить.

Отдельная важная составляющая, которую надо было бы назвать в первую очередь – это наши дистрибьюторы: компания Universal, Вадим Иванов и наш партнер и продюсер картины Петр Ануров. Счастье работать с этими ребятами. Большое им спасибо – всей команде. Они полюбили картину. Я помню, как в свое время Ханс-Бодо Мюллер (царствие ему небесное) восторженно кричал, когда посмотрел первую сборку 9 РОТЫ. Он фонтанировал, заставлял загораться всех вокруг, он верил в картину. Universal тоже верил! И это большое счастье.
- Насколько в интернет-продвижении картины помогло имя Сергея Минаева?

Конечно, помогло. И сам Сергей нам очень помог. Минаев – медиазвезда.
- Несколько лет назад вы, кажется, выражали сомнения относительно Интернета как инструмента для продвижения кино…

Сомнение всегда должно быть рядом с продюсером. Я вам могу сказать другое: в России есть, может, еще одна студия, у которой в багаже три лучших отечественных фильма года с точки зрения проката. У нас вот три. В 2005 году – 9 РОТА, в 2009-м – ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ и в 2012-м – ДУХLESS. Плюс третье место по ЖАRЕ в 2007 году. Говоря «у нас», я имею ввиду, конечно, и Александра Роднянского, и Сергея Мелькумова. Опыт есть, а сомнение все равно должно быть. С одной стороны, большое количество продюсеров, наших товарищей, по-прежнему скептически настроено по отношению к интернет-продвижению, интернет-пиару. С другой – хипстоматик Миры Думы освещает события в мире моды быстрее, чем специализированные информационные сайты, а «Твиттер» Ксении Собчак с рассказом о ее участии в фильме ОДНОКЛАССНИКИ.РУ, может в один момент получить аудиторию больше, чем Первый канал. Мне кажется, это и есть новые правила и новая система координат. Вот мы ее и проверили. Сейчас собираемся попробовать сотрудничество с большой соцсетью по фильму Павла Худякова, про который я уже сказал – ОДНОКЛАССНИКИ.РУ. И при всем при этом – вы думаете, мы не сомневаемся? Мы дико сомневаемся.


- Появилось множество компаний на рынке, которые предлагают таблицы и графики с расчетами по интернет-продвижению. Я их все наизусть знаю, но без талантливой, тонкой работы, в которой большую роль играет человеческий фактор, масштаб личности и интерес к ней аудитории (и тут мы возвращаемся к фигуре Минаева) ничего не получится. Одного математического размещения недостаточно.

- И еще очень важно, что поменялись наши внутренние студийные правила: мы два года тому назад, наверное, в 2010-м, сделали апгрейд. Зритель изменился, и мы были вынуждены забыть все свои достижения. Внутренне мы начали все заново, потому что отношение к русскому кино теперь совсем другое. И в этом я не буду никого винить – это общая кинематографическая ответственность за то, что мы сделали всё, чтобы появлялись фразы «Не смотреть!» или «Осторожно, русское кино!».
- Есть ли у нас еще бренды, как роман Минаева «Духless», которые могли бы перерасти в фильмы-события?

Наверное, опять же произведения Минаева, Захара Прилепина, Бориса Акунина, Улицкой, Садулаева, Сенчина...
- ДУХLESS, как мы, в принципе, и ожидали, оказался более популярен в Москве: на старте 36 процентов сборов были столичными, на четвертой неделе – чуть меньше, 34 процента. ОДНОКЛАССНИКИ.РУ за счет бренда и комедийного жанра, на ваш взгляд, рассчитаны преимущественно на регионы?

Перед стартом ДУХLESS мы волновались за регионы и даже опасались, что герой может вызвать неприятие и раздражение, потому что не надо в иллюзиях существовать – страна-то живет не так, как Москва и Петербург. С образом Максима все было непросто – во время работы над финальной версией ДУХLESS меня сильно беспокоило, что Максим не вызывал чувство сопереживания, что зритель остается холодным по отношению к герою, который принципиально так сыгран. По мне это было одной из главных проблем. Мы даже доснимали сцены, именно чтобы вызвать сострадание к Максиму.

В этом смысле герой Пети Федорова в ОДНОКЛАССНИКАХ совсем другой – расстояние между экраном и аудиторией, персонажем и зрителем покороче. В ОДНОКЛАССНИКАХ герой Федорова не из той же социальной среды, что Максим в ДУХLESS. Он вызывает сопереживание. Это история «Золушки», история неудачника. А такие сюжеты при талантливо сделанной жанровой конструкции работают и будут работать вечно – как в литературе, так и в кино. Даже животный мир возьмите – снимите мультфильм про птенца-неудачника, и история будет вызывать чувство сопереживания. Главное, чтобы был талант, кропотливая работа и стопроцентная ответственность за то, что ты сделал. Так что с ОДНОКЛАССНИКАМИ мы рассчитываем на аудиторию региональную, не городскую, хотя и на городскую тоже.
- Как вы считаете, почему российские актеры не могут влиять на кассу, подобно голливудским? Нашим исполнителям не хватает избирательности, правильного позиционирования себя? Может быть, агенты недорабатывают?

Ответ на этот вопрос лежит гораздо глубже. Причина – в сегодняшней аудитории и ее отношении к тому, что в целом происходит в стране. Это составляющая огромного комплекса неприязни – начиная от власти, как это ни странно будет звучать по отношению к актерам, и заканчивая здравоохранением или армией. Наша аудитория прошла дикий период кризиса и пережила длинный этап отсутствия национального кино как такового. Те люди, которые любили советских актеров и готовы были спроецировать свою любовь на последующее поколение исполнителей, этого поколения просто лишились. Такие зрители перестали ходить в кино, потому что кино вообще не стало, а у других не сформировалась любовь к новому русскому кино, и это тоже понятно. Им нравятся русские артисты, но не всегда присутствие того или иного актера (а это уже вторая причина) является гарантией качества фильма.
- При этом у нас есть медийные или комедийные звезды – с телеканала ТНТ или из КВН…

Вот это все и портит – все эти математические продюсерские проекты. Я своими ушами слышал, когда лидеры одной кинокомпании говорили, как им нужно в первый уикенд затащить народ в залы на медийных лиц, при абсолютном понимании того, что падение на вторую неделю будет процентов 75–80!!! Такова их продюсерская модель – не заботясь о качестве картины, при минимуме вложений, при адекватной рекламной кампании и при наличии в фильме медийного лица заработать как можно больше именно на первом уикенде! Они прекрасно знают, что дальше у них будет чудовищное падение из-за плохого «сарафана». Но первого уикенда им хватит. Дальше надо продать права на телевидение, VoD, New Media и DVD и заработать свои 500 тысяч долларов или миллион. И вот это рубит, конечно, кино. Чудовищно все это!
- Такая позиция отчасти обусловлена тем, что у нас вертикальный прокат и что из-за обилия новинок фильмы довольно быстро сходят с экранов.


Согласен. Мы ждали девять месяцев, чтобы встать на экраны с ДУХLESS.

Еще хотелось бы отметить, что все мною сказанное – не догма! Мне хочется верить, что я рассказал вам скорее про исключение. Например, я очень надеюсь на ДЖУНГЛИ, надеюсь, что это будет не только проект с медийными лицами, но и кино хорошее. Во всяком случае, зная, сколько сил потрачено на этот фильм, зная ответственность Сельянова и видя, как принимают трейлер в кинотеатрах, надеюсь, у картины есть все шансы завоевать зрительскую любовь и получить хорошие цифры в прокате!
- Помимо долгой постановки фильмов в кинотеатральный прокат есть еще проблема долгого производства. ДУХLESS – один из таких затяжных проектов. С чем связано то, что многие российские фильмы, в том числе и вашей компании, так долго снимаются? Нехватка кадров?

Я не думаю, что это интересный вопрос – вы сами можете на него ответить. Составляющих масса: экономические проблемы, кризисы, неправильное внутристудийное распределение. Все как и везде. Только у нас эти моменты усугубляются финансовой нестабильностью рынка.

Есть и обратные примеры – мы сняли и выпустили в прокат ЖАRУ за 9 месяцев. В мае 2007 года мы с Димой (Продюсер Дмитрий Рудовский. – Прим. «БК») пошли в Money to Money Bank, взяли кредит на 1,5 миллиона долларов под свою недвижимость, а через 8 месяцев фильм уже шел в прокате.
- Есть мнение, что историческое кино сейчас не в фаворе, а у вас скоро будет готов СТАЛИНГРАД. Когда Спилберг запускал СПАСТИ РЯДОВОГО РАЙАНА, ему говорили, что зритель не хочет смотреть такое кино и тому подобное. Но чтобы успешно плыть против течения, нужно много креатива и много рекламы. Что, на ваш взгляд, должно главным образом обусловить успех будущего проекта? Будет ли у фильма поддержка телеканала?

Мы вот-вот подпишем договор с дистрибьюторской компанией, тогда и расскажем всю маркетинговую политику – мы много интересного и неожиданного для России придумали по СТАЛИНГРАДУ.


Пока могу отметить, что я, например, рад текущим рейтингам фильма на «КиноПоиске». Я благодарен всем, кто поставил «лайк» проекту почти за год до начала проката. Зафиксировано порядка 68,5 тысяч проголосовавших. Для российского фильма это очень даже хороший результат. И это при том, что там пока висит только рабочий плакат – ни одного рекламного ролика, слогана, да вообще ничего. Только информация, что закончены съемки.
- СТАЛИНГРАД будет идти не только в 3D, но и в IMAX. Эти форматы, помимо чисто художественных достоинств, радуют продюсеров и дистрибьюторов высокими ценами на билеты. Вот вашу 9 РОТУ в свое время посмотрело 6 миллионов зрителей. При такой посещаемости для фильма в 3D и IMAX сборы могли бы составить 1,5 миллиарда рублей. Но это ситуация для идеальной киноиндустрии. Если же смотреть на вещи реалистично, то за 7 лет после выхода 9 РОТЫ зритель чрезвычайно сильно разочаровался в российском кино, о чем мы уже говорили. Как все-таки переломить сложившуюся ситуацию?

Работать и фильмы хорошие делать. Честными быть. Я снимаю кино для большого зрителя. Я его уважаю, делаю выводы. Нам деньги доставались очень сложно. И 9 РОТА, и ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ, и ЖАRА были сделаны без господдержки. Это не госзаказы. Мы просто искали средства на стороне, поэтому дорожим этими успехами, и ничего не изменилось с тех пор.

СТАЛИНГРАД сделан по конструкции 9 РОТЫ – это эмоциональное кино, совсем не про Сталинградскую битву и не про движение синих и красных стрелок на карте. Там нет ни одного генерала, там нет Паулюса, нет Чуйкова. Там есть на разрыв аорты, щемящая, человеческая история любви внутри одного дома, на фоне гигантских потрясений. В фильме есть две важные составляющие – история любви и, я надеюсь, большой визуальный интертеймент.
- На различных проектах вы выступаете в разных ипостасях. Где-то вы продюсер, где-то – режиссер, а где-то – исключительно исполнитель одной из ролей. Какая из этих функций заставляет вас сильнее болеть за результат? Ведь он практически всегда непредсказуем.

Режиссерские работы – это главная болезнь, главная любовь и главный вызов. Хотя я уже не могу разделить себя между продюсером и режиссером. Я режиссер и продюсер своих же картин. Эти две профессии у меня объединены, но, конечно, первична режиссура. Именно она вызывает самое большое напряжение, самые шизофренические переживания, но и отдача от нее несравнимо больше.
- Один из ваших будущих продюсерских проектов – ДАМА ПИК. Вы говорите, что не разделяете в себе режиссера и продюсера, но одно дело, когда у вашего продюсерского проекта молодой и неопытный режиссер, которому можно помочь, подсказать что-то, и совсем другое – когда фильм снимает Павел Лунгин. Насколько сложнее быть продюсером и заглушить в себе голос режиссера в такой ситуации?

Пока у нас прекрасно получается взаимодействовать. Более того, Павел Семенович декларативно заявляет о том, что ему необходим продюсер: «Я не хочу ничем заниматься, кроме режиссуры». Он идеальный партнер, вдумчивый, слушающий, имеющий свое мнение, но не перекрикивающий. Хорошему режиссеру нужны хорошие продюсеры. Плохому никто не нужен и все виноваты, если цитировать Константина Эрнста.
- На какой стадии сейчас этот проект?

Готов сценарий на английском языке. Павел Семенович написал очень хороший сценарий на русском, и появилась идея вести проект не только внутри нашей страны – произведение классическое, стопроцентная международная узнаваемость. Плюс к Павлу Семеновичу есть безусловный европейский интерес – он плоть от плоти режиссер Каннского кинофестиваля. Сценарий дошел до Дэвида Сайдлера, который в прошлом году получил «Оскар» за КОРОЛЬ ГОВОРИТ!


Он очень высоко оценил материал и сделал рерайт. Его основной задачей было переписать диалоги, чтобы фразы естественным образом зазвучали по-английски, сохранив стройность, логику, где-то – юмор, где-то – мистику. Тандем двух этих больших авторов и стал основой для наших дальнейших переговоров. Интерес к проекту есть. Сейчас мы не то чтобы выбираем – мы собираем и изучаем возможности, с кем, на каких условиях, как правильно войти в копродукцию. Под такой тандем можно найти средства. Мы хотим получить сильного международного дистрибьютора, и именно для этого пытаемся привлечь крупную компанию к совместному производству. Вот наши планы.
- Выход на международный уровень – глобальная стратегическая задача для вашей студии?

Мир настолько быстро меняется – посмотрите сейчас на количество стран, участвующих в производстве, даже не артхаусных, а артстримовских европейских картин. Мы, кстати, вместе с французами, компанией Pascale Herold Family, выпустившей три полнометражные картины с 2006-го по 2012 годы – ЯМАЙКА (2006), ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ КОТА В САПОГАХ (2009) и ЗОЛУШКА: ПОЛНЫЙ ВПЕРЕД! (2012), – делаем мультфильм БАБА ЯГА. Такие проекты нельзя поставить на поток, но они возможны.
- Может ли наличие поддержки со стороны корпорации IMAX помочь российскому зрителю по-другому отнестись к СТАЛИНГРАДУ – не как к российскому проекту?

Да, мы на это очень рассчитываем и они рассчитывают. Это была их идея. Я все расскажу чуть позже.
- У вас есть объяснение, почему ШПИОН не стал кассовым хитом?

У меня есть ответ на этот вопрос, но я не могу комментировать – это мои друзья. Пусть они сами говорят. В данном случае я не продюсер, а актер.

Единственное, что могу сказать: я уверен, что ШПИОНА ждет очень долгая жизнь на телевидении, и я рад информации, что на Hulu проект занял 14-е место среди 2,5 тысяч платформ – это беспрецедентный результат.
- В этом году вы неоднократно становились ньюсмейкером. Теперь у вас есть «Арт Пикчерс», «Главкино», «КиноСити», «Ленфильм». Как вы все успеваете?

У меня везде замечательные партнеры. Без профессиональной компетенции Ильи Бачурина в «Главкино», без Дмитрия Рудовского, который сам себе продюсер и мой железобетонный партнер, проверенный временем в Art Pictures Studio, и без экспертизы и невероятной работоспособности Эдуарда Пичугина на «Ленфильме» и в «КиноСити» это все не удастся. У меня философия: я не работаю один, у меня везде партнеры и команда. Это и есть целый блок российской киноиндустрии, причем не самый маленький, ведь за этими людьми есть и другие. Это некое сообщество продюсеров. Мы сами по себе и гильдия, и творческое объединение. Это не один Бондарчук. Где есть дело, где нужно строить, снимать, гвозди заколачивать – это все к нам.
- При этом сейчас вы стали меньше сниматься. Нет времени или достойных проектов и ролей?

От большого числа предложений отказываюсь. Это принципиальная вещь. Стараюсь быть избирательным, нет, скорее внимательным, это в первую очередь касается продюсеров, которые предлагают проекты. Получил невероятное удовольствие от работы в нескольких картинах – безусловно, это ДВА ДНЯ, безусловно, это ШПИОН, я вдоволь нахулиганился в ОДНОКЛАССНИКАХ. Есть интересные предложения, я их жду – если все срастется, буду сниматься!
- Озвучка ТРЕХ БОГАТЫРЕЙ – это ради удовольствия? Как и СЕЗОН ОХОТЫ в свое время?


Это всегда пожалуйста. Со всеми гномами, червями, божьими коровками, гиппопотамами, Кощеями Бессмертными, со всей нечестью, животными и насекомыми – все ко мне. Это как в отпуск съездить.
- У нас на российском ТВ практически нет передач о кино, все ушло в Интернет. И только «Кино в деталях» держится, пусть и в ночном эфире, уже 6 лет. Это тоже вы делаете ради удовольствия или же пытаетесь, как бы грубо это ни звучало, просвещать аудиторию, доносить до нее что-то важное о кино?

Удивительная вещь: у «Кино в деталях» средняя доля за сезон по России – 7.50, а некоторые эфиры доходили и до 11-ти, при том что, как вы правильно заметили, программа выходит ночью!

Мне поступают совершенно разные предложения, от ток-шоу до телеигр. Мне это неинтересно. А про кино я готов говорить и слушать бесконечно – это моя жизнь, мои товарищи, коллеги, у меня диалог с ними совершенно другой. Я знаю так или иначе почти всех, со многими работал или работаю, и мне это жутко интересно.

Источник: Kinometro.
Rambler's Top100